Утренние велосипедисты ехали с канистрами к своим источникам вод. В маленьких танзанийских домиках-харчевнях в каждой деревне ждал нас утренний чай и сладкие плюшки, а также фасолевый суп. Некий грузовик с песком довёз нас до самого въезда в главный город страны.

И вот мы, запесоченные и испачканные сажей, стоим на окраине Дар-эс-Салама. Здесь, где в город входит важнейшая в стране трасса, большое сгущение маршруток-матату, продавцов ананасов, грузовиков, предлагателей услуг. Надо ловить машину в центр города! Отгоняя помощников, таксистов и продавцов, мы стопим свою первую городскую машину.

Вот чудеса! Первый остановившийся нам водитель оказался русскоговорящим. Он девять лет назад окончил Харьковский сельскохозяйственный институт, и в машине у него лежал учебник по агрономии на русском языке, 1990 г. выпуска. Водитель сказал, что автостопом в Дар-эс-Саламе ездить не принято, и вскоре пересадил нас в маршрутку-матату, купив для нас билеты. На матату мы и достигли главпочтамта.

Центр Дар-эс-Салама оказался очень бойким местом. Высились большие современные здания офисов и банков. На узких центральных улицах, непрерывно сигналя, скопились тьмы маршруток, для которых почтамт является конечной остановкой. На тротуарах расположились чайные танзанийские тётушки с китайскими термосами и пластмассовыми вёдрами, полными съедобностей. Продавцы китайских часов и других пластмассовых предметов, обманщики-обменщики валюты с картонками, на которых написан завышенный, нереальный курс, — все они бродят туда-сюда, приставая к нередким здесь иностранцам. Встречаются современные аккуратные здания христианских церквей и прочих храмов — вот в них-то мы скоро и пойдём!

На почтамте не было никаких следов завтрашнего присутствия наших друзей, и мы пошли воцерковляться. В этом городе так много церквей и храмов, что, думаю, все блага мира получить здесь будет несложно.

Возле почтамта, буквально соседнее здание — англиканская христианская церковь. Целый комплекс: большое здание собственно церкви, жилой дом для персонала и какой-то сарай. Первым делом решили помыться и постираться, а потом уже займёмся ночлегом.

— Здравствуйте! Мы путешествуем автостопом по Африке, сейчас запылились с дороги, где у вас вода помыться, постираться?

Служители церкви, явно не готовые к такому нецелевому использованию церкви, что-то недоумевали и общались между собой на суахили. Я повторил просьбу.

Через пару минут нам всё же пошли навстречу: один из церковников ушёл в дом и вскоре принёс оттуда графин с водой, литра на полтора. И это всё?

— У вас что, проблемы с водой? Больше нет воды? — удивились мы.

— Нет воды, нет воды… — отвечали грустные церковники, уже собравшиеся вокруг в количестве не меньше пяти человек, — проблемы с водой…

Мы с Андреем, как могли, умылись из этого графинчика; ни о какой помывке и постирке с полутора литров речи не было. Сотрудники церкви утверждали, что воды во всей церкви больше не имеется. Я громко возгласил:

— Я возношу свои молитвы к Господу неба и земли! Чтобы как Моисею был дарован источник воды в пустыне, так и вам — чтобы Господь даровал вам источник воды на все времена! Чтобы никогда не было здесь проблем с водой!!

Кто-то вежливо хихикнул.

Но только мы с Андреем уже нацепили рюкзаки и собрались уходить, как внимание моё привлёк какой-то ручеёк. Этот ручеёк, блестя на солнце, выползал из соседнего с церковью сарая. Заинтересованный, я снял рюкзак и пошёл в сарай. Открыл дверь — внутри стояли два огромных чёрных бака, на 5000 литров каждый, полные воды, и вода из одного из них, переполнившись, уже текла по полу сарая и изливалась на улицу.

— О чудо! Господь неба и земли услышал наши молитвы! как Моисею был дарован источник воды в пустыне, так и тут Господь даровал вам достаточно воды на все времена!! — ещё громче возгласил я из сарая и снял уже ботинки и штаны, чтобы погрузить своё тело в долгожданную прохладную жидкость. Я действительно хотел залезть целиком в этот танкер, но церковники уже преследовали меня и вошли в сарай следом.

— Нет! нет! только не сюда! — заверещали они, видя мои грязные намерения, и тут же открыли нам специальную помывочную комнату, где мы смогли использовать столько воды, сколько нужно для помывки тел и постирки штанов. Пока мы по очереди мылись, церковники ещё более дивились, а один даже потом достал фотоаппарат и сфотографировал нас на память. Мы ему ответили тем же.

— Нет ничего невозможного для Бога! Пусть этот чудесный источник вод никогда не кончится! И пусть никогда не будет здесь проблем с водой!! Ждите, мы придём к вам ночевать! — громко возгласил я, и мы, оставив служителей англиканской церкви в растерянности, покинули сие место и направились в город, чтобы изучить и другие религиозные места. Мы шли и смеялись от души, как всё весело получилось; ведь когда я возносил к Богу своё первое громогласное моление, мы ещё не знали, что буквально в считанные секунды оно зримо исполнится.

* * *

На берегу Индийского океана, на набережной, где ездили машины, стояли продавцы и бегали зазывалы, рекламируя пароход на Занзибар, — на этой улице стояли ещё две большие церкви, католическая и лютеранская. Обе эти церкви были сделаны в европейском стиле, высокие, аккуратные. У лютеран был целый "Лютер Хаус", типа гостиницы, с Интернет-кафе и прочими благами, а у католиков тоже было немало всякого рода служебных помещений.

Господа лютеране отказали нам в бесплатном ночлеге, заявив, что их церковная гостиница нужна им для выкачивания денег, а вовсе не для приёма всяких там путешественников. Мы пошли к соседям-католикам.

Директор католической церкви (он показался нам именно директором, а не священником) сидел в кожаном кресле за массивным столом, заваленном бумагами. Мы попали на аудиенцию не сразу: много желающих, всякие монашки, которые становились на колени и просили благословения… Это, наверное, был очень важный начальник, вроде епископа Дар-эс-Салама. Мы подробно объяснили свою сущность, но во вписке он нам сразу отказал. Когда мы ему напомнили, что у него огромные здания и место есть, он искренне возмутился:

— You want discuss with me (вы хотите спорить со мной)?!

Редко такие большие и красивые церковные здания вмещают добрых начальников, обычно всё происходит наоборот… Зато епископ на прощание распорядился выдать нам холодной питьевой воды из холодильника, и на том ему было спасибо.

"И если кто напоит одного из вас хотя бы чашею холодной воды, не потеряет награды своей".

Следующим был сикхский храм. Найти его было непросто в большом городе. Нам повезло, в одной из молочных лавок работал индус, мы его и спросили.

Он нарисовал нам схему, и мы вскоре были у врат храма. Сначала нас удивили полицейские на входе: они долго вертели наши паспорта и не хотели пускать нас в храм, сказали: ждите, и один из ментов пошёл доложился сикхам: вот, какие-то люди хотят посмотреть храм. Сикхи были сонные, вероятно днём они спали и сейчас их разбудили. Мы сказали, что хотим посмотреть храм.

Сикхи показали нам храм, а экскурсоводом выступала очень толстая индусская девочка лет тринадцати, англоговорящая, почти шарообразная. Кроме девочки, нас по храму сопровождали два сикха, молодой и старый. Старый внешне был улыбчив и добр, а молодой своим видом выказывал недовольство: ходят тут всякие, храм им хочется, видите ли, посмотреть.

— А вон там наш Бог, — сказала толстая девочка, указывая на возвышение в храме, где под всякими святыми покрывалами лежала священная книга сикхов — Грантх Сахиб.

— Думаю, не Бог, а книга Бога, — предположил я.

— Ну да, книга Бога, — поправилась девочка. Для священной книги имелась специальная спальня, где книга «спала» по ночам в маленькой детской кроватке.

— Интересно, как спит книга! А людям у вас тоже можно спать? — поинтересовался я. Старый сикх отвечал, что можно. В 19.00 в храме должно было происходить вечернее моление и ужин, и мы подумали, что в это время мы и придём ещё раз, если других мест для ночлега не образуется. А пока поблагодарили сикхов, сказали, что мы, возможно, ещё придём, и продолжили изучение наших христианских собратьев.

Наконец, уже ближе к вечеру, нам удалось пристроиться во двор маленькой христианской церкви. В маленьких зданиях чаще можно встретить живое, человеческое отношение. Объяснили, что мы путешественники, что нам надо поставить палатку и переночевать одну ночь. Священник согласился и даже перед своим уходом написал записку на суахили — для сторожа. Во дворе церкви был кран с неограниченным количеством воды, мы мылись и стирались, а Андрею удалось, сходив куда-то с котелком, приготовить чай. Поставили палатку и уснули с комфортом под звёздами на церковном дворе в центре Дар-эс-Салама.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>