admin

Страница 4 из 171234567...15...Последняя »

За ночь почти пустое и малолюдное приграничье преобразилось. Перед рассветом начали появляться грузовики и автобусы, к семи утра их прибыло несколько десятков. Среди них — даже автобусы с киргизскими челноками из самого Бишкека, а также три китайских грузовика — те самые, что мы видели 31 июля на выезде из Алматы! Они-то знали, что граница в воскресенье закрыта, и поэтому не торопились. Возник и рейсовый автобус Алматы—Урумчи.

Ожила и приграничная торговля. Хозяева пустовавших вчера харчевен приготовили утреннюю пищу, а между машинами засуетились разносчицы молочного чая. Жители автобусов и водители машин мирно ожидали открытия “колючки”; пограничники то и дело пропускали кого-то — видимо, своих знакомых таможенников, едущих в “межколючный” Хоргос на место своей работы.

Вчерашние порции остро-перечной лапши плохо подействовали на моего попутчика Демида М., и он быстро утратил оптимизм и самоходные свойства. Видя наши кисло-мутные лица, водители ещё более убеждались в нашей нереальности и проезжали мимо. Пришлось погрузить Демида в автобус и ехать последние 250 километров цивильно. Всю дорогу мой друг проспал и очнулся лишь тогда, когда за окнами показались сорокоэтажные небоскрёбы — фантастическое зрелище Урумчей!

Урумчи — столица Синьцзян-Уйгурского автономного района, город с населением около миллиона человек. Китай делится на 23 провинции и 5 автономных районов (как автономные округа или республики в составе РФ). По своему размеру китайские провинции похожи на наши крупные области, а населением значительно больше их. Автономные районы относительно малонаселённые, и территориально очень большие. А 80 % китайцев живёт всего на 20 % территории, на востоке страны.

Старинный городок Турфан расположен в самой низшей точке Китая. Турфанская впадина — вмятина в земле ниже уровня моря. Самая нижняя точка этой вмятины находится на отметке -153 метра, да и сам Турфан тоже довольно низок, следовательно жарок в любое время года. А сейчас и так было самое жаркое время, так что даже по ночам воздух был весьма нагрет, почти до +30º. Днём солнца почти не видно от тепла, сырости воздуха и испарений.

Турфан — один из самых туристских городов Китая. Туристы, конечно, на 90 % китайцы, хотя есть и иностранцы. «Турфан-отель» выглядит цивильно: ночью весь в разноцветных лампочках, как дворец; к отелю ведёт улица-аллея, сверху завитая виноградом (от солнца), на целых четыре квартала. В самой гостинице — номера на любой кошелёк, от 25 юаней ($3) до 800 юаней ($100), причём все самые дешёвые номера в полуподвале заняты только иностранцами. Там и нас поселили. Вообще в том же Турфане есть (как потом выяснилось) гостиницы и всего за 5 юаней, можно было и попытаться вписаться в какую-нибудь мечеть, но мы поленились: решили акклиматизироваться в стране.

Хватит бездельничать! С этими мыслями мы поднялись сегодня, покинули Турфан-хотель и в этой поездке в гостиницах больше не ночевали. Товарищ Демид восстановил своё здоровье и самоходные свойства — и был полон желания двигаться вперёд.

На городском автобусе выехали на трассу (она проходит по окраине города) и занялись автостопом. Однако первые полчаса от наших рукодвижений не было никакого эффекта. Затем остановился крутой американский джип размером с целый автобус. Полный канистр — то ли с водой, то ли с бензином, — по всем признакам, ехал далеко.

Утром я решил попрощаться с пацаном, зазвавшим нас на ночлег, без труда нашёл его дом и даже подарил ему календарь «Родные просторы» с видами Р.Ф. Но тут появилась ворчливая мать и выписала меня вон. Ещё одни «Просторы» мы подарили самому хозяину придорожной гостиницы и вышли на трассу. Календарями «Родные просторы» на 2004 год нас спонсировал гл. редактор газеты «Вольный ветер» Минделевич С.В.

(Рекламная пауза: «Вольный ветер»! единственная в мире газета для любителей туризма! Подписка на год стоит всего 150 руб — это всего 45 юаней! Деньги слать: 111020, Москва, а/я 30, Минделевичу С.В.!!! В недалёком будущем планируется издание газеты на китайском языке, что позволит в десятки раз повысить её тираж!)

Дорога шла через пустыню, но плотность населения потихоньку возрастала. Справа от трассы, параллельно ей, проходил горный хребет — даже со снежными вершинами, — вдоль по дороге попадались оазисы, речки и городки. Один городок оказался крупнее остальных. Мы сидели на трассе в ожидании машин. Пришла делегация местных жителей, и одна англоговорящая девушка — вернее англопишущая. Свои вопросы («Do you speak English?”, “Where are you from?”) она записала на листке бумаги. Имея неутолённую страсть к арбузам, я ответил письменно и пространно:

«Если вы хотите, чтобы мы с вами поговорили по-английски, принесите нам еду, например арбуз».

Здесь много автобусов. Вчера вечером, пока стояли на трассе за городом, подъехал один из них (двухъярусный спальный дорогой автобус, на 30 человек, уже с пассажирами). Мы показали билетёру, что денег нет (жестом), и автобус развернулся и уехал обратно в город! Не поняли этот феномен, а вскоре из города выехал другой автобус. Подъехал к нам, выскочил билетёр навстречу, но как только понял грустную новость, что денег мы ему не дадим — тоже развернулся на 180º и тоже уехал обратно в город! Как и почему такие автобусы заприметили нас на трассе, узнали о нашем тут присутствии, куда они реально ехали и почему наш отказ ехать их так разочаровал — навеки осталось китайской тайной.

А наутро 8-го августа подъехал третий автобус, уже не спальный (да и куда спать, солнечное утро на дворе), и несмотря на наши уверения, что денег мы ему не заплатим, — легко взял нас и отвёз в Чжанъе, за 170 километров отсюда. Что при наших автостопных скоростях было отличным подарком: за весь вчерашний день мы проехали столько же, и 500 километров оставалось до следующего крупного города, Ланчжоу.

Второй крупный город, увиденный нами в Китае, — город Ланчжоу — стоит на реке Хуанхэ, и содержит два миллиона жителей. Уже ранним утром многие из них вышли на утреннюю прогулку. Совершая разные телодвижения, раскачиваясь в разные стороны, бегая по утренним свежим улицам, эти китайцы укрепляли своё здоровье. Другим же китайцам было не до здоровья: они, нацепив тканевую повязку на лицо, мели и убирали улицы, поливали газоны, передвигали мусор из мелких куч в большие, и иными способами приводили город в порядок.

Почти весь мусор в Китае имеет своё назначение и является не мусором, а сырьём для производства других вещей и другого будущего мусора. Все пластиковые бутылки — а китайцы их выбрасывают сразу после распития содержимого — исчезают с асфальта через пару минут. Причиной тому не особая пластмасса, которая истаивает на солнце, как лёд для мороженого, — а бедняки и дети, которые ходят по городу с мешками или корзинами, собирают пластиковые бутылки и несут их в пункт приёма вторсырья. Так же быстро исчезают металлические банки, картонные коробки и вообще всё

Огромный город Сиань (население около 5 миллионов человек) находится в самом центре Китая. Именно этот город был древней столицей Поднебесной империи, отсюда начинался Великий шёлковый путь. Он шёл до самого Рима — уже тогда, 2 тыс. лет назад, китайские шмотки попадали на европейские рынки. И какой-нибудь древнеримский патриций, рассматривая дырку в своей новой тунике, ругал свою жену: «опять купила китайскую дешёвку!»

Именно в Сиани жил древний император Цинь Ши-хуанди, впервые объединивший Китай под единым руководством (в 221 году до нашей эры). Гробница сего императора, содержащая 10.000 глиняных статуэток воинов, известна всему миру и является одной из доходных достопримечательностей региона.

На стрелке, на Главпочтамте города Сиань, не обнаружилось почти никого из китаеедов. Единственным прибывшим на встречу оказался Дмитрий из Дмитрова, весьма обстоятельный и запасливый человек. Готовясь поехать в Китай, он взял трёхмесячную визу и напечатал себе красивую справку на китайском языке, о том, что все должны ему помогать. Такая бумага куда лучше чем наша английская, ибо англ. язык здесь не знает почти никто. А ему китайская справка помогла: с нею он вписывался без билета в поезда, а также в достопримечательности и в другие платные места.

После Китая Дмитрий планировал ехать в Австралию. Не имея австралийской визы, он имел надежду получить её в одной из стран Юго-восточной Азии. Чтобы там подтвердить свою надёжность и материальную обеспеченность, он вёз с собой килограммовую папку бумаг. В ней были:

Как показывает карта, Шансийский гос. университет (где проживали мы) и телебашня находятся на самом юге города. Однако нам потребовалось полтора часа на то, чтобы выбраться на нужное шоссе и миновать несколько развязок объездных дорог и автобанов. Огромный город тянул нас к себе, а автостоп на выезде в течение получаса никак не развивался, хотя машин проезжало много.

Но счастье и нас настигло. Один маленький грузовичок — и мы уже вдали от городского шума и жары. Туман, зелёные горы, узкая извилистая дорога, внизу шумит речка, камни, водопад, мойся-стирайся-купайся сколько душе угодно! Пожалели, что не вечер: в таком месте отлично можно оставаться на ночь. Рядом деревня с харчевнями, умереть от голода невозможно.

Я боялся, что ночью во двор въедет на своём джипе какой-то новый китаец и по привычке оставит джип у подъезда, не заметив, что в привычном месте для парковки стоит палатка автостопщиков. Но этого не произошло. Наутро свернули наш походный дом и при природном свете осмотрели город.

Главная улица как раз была в ремонте — её цементировали. По засохшему цементу китайцы возили туда-сюда жужжащую машинку. Это был цементогрыз, оставляющий на цементе пять параллельных полосок. Может быть, для лучшего сцепления транспорта и дороги. Это же сколько тысяч раз надо пропилить дорогу, чтобы всю её разрисовать полосами! Но китайцы и на этом не останавливаются: десятки километров загородных бетонных дорог также (как мы потом выяснили) расчерчены этими линиями!

Приезжать в города вечером ошибочно, если это большие города: меньше времени освоиться. Но раз уж приехали, рванём сразу в центр, ибо высадили нас на окраине, в тени каких-то трёхъярусных авторазвязок. На автобусе добрались до центра и купили карту города.

Карта города Чэнду и описание к ней (на английском языке) обрадовали нас известием, что Чэнду — городок совсем небольшой, всего 9,7 миллиона жителей с пригородами, а без пригородов и того меньше, что-то вроде 6 млн.

В центре города находилась большая площадь, наполовину вся в ремонте и реконструкции (наверное, под ней ковыряли немеряный подземный торговый комплекс), но несмотря на ремонт, хорошо был виден большой мраморный (или цементный, покрашенный в белый цвет) Мао Цзэдун. Очень напоминал Ленина, и позой, и залысиной, и поднятой “стопящей” рукой.

Ночью в нашу палатку пролезли комары. Как раз в это время у нас были проблемы с фонариком, — истребить всех комаров за ночь не удалось. Я спал очень плохо и сделался уставший и злой. Наутро отомстил всем комарам: все стены палатки покрылись кровавыми пятнами. В пятнах моей невинной крови плавали трепещущие ножки и хоботки — всё, что осталось от ночных злодеев. Интересно, что Демид проспал всю ночь крепким сном, не обращая внимания на комаров.

Город Чэнду — тайная мечта нынешнего (2004 год) мэра Москвы Ю.М.Лужкова. Здесь четыре огромных кольца, а в Москве только три. Здесь четырёхэтажные развязки, а в Москве только 2-3-этажные. В целом, из мечты Лужкова мы выбирались довольно долго.

Путешествие продолжается! Комаров этой ночью, по счастью, не было. Удивительное дело, утром на трассе нам попался разговорчивый водитель грузовика. Несмотря на незнание языка, проболтал с нами всю дорогу — 24 километра — до города Эмей. Мы подарили ему открытки с видами России.

Эмей — ещё один туристский городок — мы проходили довольно долго, подкрепляясь полуюанным мороженым. Вышли на некоторую дорогу, ведущую из городка на юг, и продолжили автостоп. Мы всё ещё продолжали вчерашний эксперимент — поездку по немагистральным дорогам, и хотя и свернули с одной, совсем безнадёжной трассы, — сегодня выскочили на другую.

Страница 4 из 171234567...15...Последняя »